У Пушкина русалка на ветвях сидит — почему не в воде?

У Пушкина русалка на ветвях сидит — почему не в воде?

Пушкин много читал в детстве, знал несколько иностранных языков (отсюда, собственно, и проистекает такое богатство родного русского). Поэтому о культуре русалок ему было известно многое, например, культурные и этнографические различия.

Скажем, в Европе русалки — это юные девы с рыбьими хвостами, а на Руси — это души заложных покойников, то есть умерших не своей смертью. Иными словами, для славянина русалка — нечто бестелесное, мифологическое, оно может померещиться, но в действительности не существует. Морок, дымка, смысловая галлюцинация вполне может сидеть и на ветвях.

Для современного поколения единственно возможной русалкой может быть наивная неопытная героиня сказки датчанина Андерсена «Русалочка». Ну или диснеевская секс-бомба. Так что глуповатому вопросу «Почему русалка Пушкина не в воде?» удивляться не надо. Сегодняшний человек воспитан мультиками, а не литературой. Анимационные русалки обитают в воде, плещут рыбьими хвостами и вступают с человеком в сложные противоречивые отношения, приводящие к неизменной трагедии.

Пушкинская русалка — самая правильная

У Пушкина русалка на ветвях сидит — почему не в воде?

И лишь солнце русской поэзии давал читателю привычную картину языческого мира. Александр Сергеевич как знаток русского фольклора, недаром поместил русалку на дерево, на ветви. Уж он-то знал, что отечественная шутиха с заморскими подругами-ундинами имеет не много общего. Рыбьего хвоста у нее в помине нет, а вот длинные ноги — да.

Любителям народного календаря будет интересно узнать, что с Троицына дня до дня Петрова (т.н. Русальная неделя) водяные барышни на Руси выходят из воды и рассыпаются по окрестностям. Живут вплоть до осени по полям, перелескам и рощам, выбирая развесистую, склонившуюся над водой иву или плакучую березу. Там и живут — у Пушкина всё верно.

Изначально Русальная неделя была поминовением не водяных барышень, а умерших не своей смертью людей. Считалось, что эти духи беспокойные и опасные, поэтому их пытались задобрить.